ПАРТИЯ ДЕЛА

Партия для дела, а не для политики

Previous Entry Поделиться Next Entry
Михаил Делягин: "Здравоох.ение" массового поражения
delapartya wrote in partyadela
Оригинал взят у delapartya в Михаил Делягин: "Здравоох.ение" массового поражения



Российское "здравоохранение" превращено в смердящую, разлагающуюся на глазах язву общества, "черную дыру", расточающую огромные ресурсы и прямо грозящую жизни каждого из нас.

Да, советская медицина была не идеальной.

Во многом выросшая из военно-полевой хирургии, она пренебрегала уходом (раненый солдат – молодой мужик и выздоравливает сам).

Гениальные врачи и врачебные школы сочетались с отсутствием стандартов: слишком много творилось "по вдохновению", слишком мало – по инструкции.

Новые методы лечения, как в целом прогресс, с 70-х годов блокировались бюрократией.

Врачам навязывались управленческие функции, и гениальные специалисты тратили себя на администрирование, а ловкие бюрократы пролезали в науку.

Медики продолжат этот список.

Но на фоне нынешних достижений либеральных реформаторов советские пороки кажутся благом.

Ключевой принцип реформ - всеобщность рынка: спасение жизни людей, которым является медицина, стало лишь одной из сфер услуг, вроде починки обуви.

Все силы государства были брошены на то, чтобы медик – и в своих глазах, и в глазах общества – из спасителя превратился в бизнесмена, в бездушную машинку по извлечению прибыли из мук и трагедий людей.

Механизмов контроля качества не создано: они противоречат стремлению к максимизации прибыли и потому отторгаются реформаторами на идеологическом уровне. "Рынок все сам урегулирует".

А ведь медицина (как и вся социальная сфера) не рыночна по своей природе, так как потребитель обычно не может оценить качество ее услуг.

Купив гнилой картофель, Вы станете избегать продавца (хотя его жертвами станут другие).

А получив некачественное лечение, Вы можете уже никуда больше не попасть, кроме кладбища.

Огромная часть врачей (особенно коммерческих) жестко ориентирована не на излечение, а на "залечивание" пациента (вплоть до запугивания его выдуманными ужасными диагнозами): коммерческая модель заинтересовывает их в том, чтобы пациент покупал их услуги как можно дольше – до последнего рубля.

А совесть бывает лишь у спасителя: машинке для извлечения прибыли, в которую сознательно превращена медицина, она противопоказана.

Ситуация усугублена крахом образования и насаждением клановости: многие раздутые от собственного величия врачи, если и умеют говорить по-русски, не имеют знаний в принципе.

Недаром Куба, которой наша страна создала лучшую в Западном полушарии массовую медицину, не признает наши медицинские дипломы с 1995 года.

Положение усугублено реформой бюджетных организаций. Ее официальная цель - "повышение платности бюджетных услуг", что в искусственно удерживаемой в бедности стране означает снижение их доступности.

И в медицине эта цель достигается успешно.

Дикий объем отчетности превратил врача в делопроизводителя. С материальной точки зрения часто выгодней не лечить пациентов, а быть регистратором, распределяющим их по специалистам.

Порой возникает ощущение, что врачи бюджетных организаций создают пациентам невыносимые условия, чтобы те плюнули и пошли к им же в частные, платные клиники.

Но в чудовищные условия поставлены и сами врачи.

Ликвидация тарифной сетки, привязывавшей зарплату работника бюджетной сферы к квалификации, должности и стажу, похоже, создала предпосылки для чудовищных злоупотреблений, при которых администраторы начисляют себе зарплату "по потребности", а лечащим специалистам выплачивают, что останется.

Итог фееричен.

В начале февраля основная часть Читинской женской консультации подала заявления об увольнении из-за безденежья: работая на полторы-две ставки, врач при огромной нагрузке получал в среднем 15, а медсестра – 9 тыс. рублей в месяц.

Дело получило огласку, заведующая консультацией и лидер восстания – заслуженный врач Читинской области Е.Воробец – пробилась к, разумеется, "ничего не подозревавшему" краевому Министру здравоохранения, и тот уволил главврача роддома с нейтральной формулировке. А в социальные сети выплеснулись эмоции других регионов: по сообщениям, в Нижегородской области зарплата медсестры доходит до 5600, а в Тульской – и до 3800 рублей в месяц. А депутат от "Единой России" из Забайкалья Мурзабаева подчеркивает: с учетом администраций средняя зарплата медиков - 35 тыс. рублей.

Ситуация усугублена либеральным саботажем майских указов Путина: на регионы, лишенные правительством Медведева денег, навесили дополнительные обязанности, не передав средств. В результате работникам бюджетной сферы (не только медикам) часто повышают зарплаты за счет сокращения их числа, что ведет к новому витку закрытия школ и больниц (и убивает все новые села и деревни).

На регионы сбросили финансирование и "Скорой помощи" - при том, что и в Москве автору приходилось сталкиваться с ситуацией, когда ее персонал отказывался оказывать медицинскую помощь даже младенцам, заявляя, что занимается только "транспортировкой".

Чудовищна ситуация в сфере онкологии. Помимо массовой постановки неверных диагнозов и пренебрежения врачами своими обязанностями (в том числе по отношению к детям), испытывающих чудовищные муки людей часто лишают обезболивающих.

В начале февраля застрелился контр-адмирал Апанасенко, главный эксперт страны по баллистическим ракетам подводных лодок, бывший начальник Управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ. Ему были выписаны обезболивающие, но получить их оказалось невозможным. Не в тайге, не в вымирающем поселке городского типа - в Москве, столице богатейшей страны мира, захлебывающейся от чванства в связи с проигранной и со спортивной, и с организационной, и с репутационной точек зрения Олимпиадой.

Офицер покончил с собой, чтобы не терзать своими муками близких, честно назвав в предсмертной записке (процитированной его дочерью в соцсети) виновных в этом: Минздрав и правительство.

Замолчать трагедию не вышло, - и вице-премьер Голодец (та самая, которая умудрилась "потерять" почти половину рабочей силы России, заявив, что не знает, чем занимаются все эти люди) дала поручение "разобраться в причинах" и "при необходимости" даже "привлечь к ответственности" виновных.

Соцсети переполнены рассказами опустошенных людей о том, как их близких, больных раком в последней стадии и лишенных обезболивающего, привязывали к кроватям, чтобы они не метались по помещениям, а соседи и семьи буквально сходили с ума от криков.

Это зверство совершается каждый день вокруг нас под видом борьбы с наркоманией, - но наркомафия процветает, наркотики продаются почти открыто (а пытающиеся бороться с этим или хотя бы лечить наркоманов преследуются "по закону", подобно соратникам екатеринбургского Ройзмана), зоны переполнены мелкими торговцами-наркоманами.

На описанную "специфику отрасли" накладываются общенациональные проблемы: от отсутствия контроля вымогательство цветет даже в элитных клиниках. Наглость поразительна: по словам французской журналистки Натальи Уварофф (внучке графа Уварова), пострадавшей на Манежной площади (когда людей массово "винтили" просто за раскрытые зонтики), в одной из лучших больниц Москвы несколько суток наотрез отказывались делать пустяковую, но необходимую операцию, пока она не заплатит 5 тыс. евро. До уплаты взятки наличие признаваемого в России медицинского полиса международной страховой компании, разумеется, не имеет значения.

Хотя Фонд обязательного медицинского страхования остается единственным в России примером борьбы с коррупцией на высоком уровне (в августе 2009 года свободы лишилось практически все его руководство), реальный контроль за его средствами, насколько можно понять, отсутствует и сейчас.

Массовое лечение российской элиты за рубежом или в "личных" платных клиниках привело в чудовищное запустение больницы всей страны – "от Москвы до самых до окраин". Фотохроника, собранная пользователями социальных сетей, выглядит как архивы ГУЛАГа или фашистских лагерей уничтожения.

Правительство с 2001 года, когда для этого появились деньги, принципиально отказывается от гарантирования гражданам России даже минимальных социальных стандартов.

Разумеется, описанная картина не тотальна.

Автор знает и прекрасных врачей, и прекрасные больницы, - и не только в Москве, но, например, во вроде бы захолустной Шатуре.

И, понимая, что медицина (наряду с футболом и экономикой) является несчастной сферой, в которой все, особенно полные профаны, чувствуют себя высочайшими экспертами, приглашает к разговору других жертв Молоха российского "здравоохранения" – и пациентов, и врачей, и чиновников.

Ибо имеет право судить о системе – не только как профессиональный пациент, но и как регулярный плательщик ей своих денег.

источник: сайт Михаила Делягина, газетная версия - "Московский комсомолец"

?

Log in